Блеф Трампа: Мы заставим Иран просить на переговорах пощады

Смогут ли 120 тысяч американских солдат «усмирить» Тегеран по иракскому сценарию

Пентагон разработал новый план по «сдерживанию Ирана», предусматривающий отправку на Ближний Восток до 120 тысяч военных армии США. Об этом со ссылкой на и в военном ведомстве пишет The New York Times.

Оказывается, еще 9 мая и.о. министра обороны страны Патрик Шанахан представил президенту Трампу комплекс мер военного реагирования, которые вступят в силу, если «иранские вооруженные силы атакуют американских военных». Или если «Иран будет ускорять разработку ядерного оружия».

Издание отмечает, что таким образом американская сторона планирует окружить Иран, разместив в приграничных государствах своих военных. Но речь «о непосредственном вторжении на территорию Ирана» не идет.

Впрочем, последнее утверждение выглядит достаточно сомнительным, учитывая, что одним из инициаторов предложенного плана стал помощник президента США по нацбезопасности Джон Болтон, известный «ястреб» и сторонник решения любых вопросов силой.

Именно Болтон, напомним, 6 мая заявил о том, что Вашингтон направит к берегам Ирана ударную группу ВМС во главе с авианосцем «Авраам Линкольн» и звено бомбардировщиков В-52, которые, к слову, уже прибыли на авиабазу в Катаре и даже успели принять участие в военных учениях, нацеленных на противодействие так называемой «иранской угрозы».

Трамп, впрочем, опроверг вчера сообщение The New York Times, назвав его «фейковой новостью». Но, имея представление о непостоянстве американского президента и его открытой нелюбви к представителям масс-медиа, вполне можно предположить, что раздражение у него вызвал сам факт утечки этих сведений в СМИ.

Предлог для усиления военного контингента США в регионе, как известно, появился после того, как Вашингтон якобы получил разведданные о подготовке Тегераном атаки на американские силы в Ираке и Сирии.

И тогда Трамп заявил, что Иран будет «сильно страдать», если власти страны «предпримут необдуманные шаги».

На что бригадный генерал иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Амир-Али Хаджизаде, со своей стороны, пообещал нанести США «удар прямо в голову».

То есть, совершенно очевидно, что градус конфронтации в регионе явно нарастает. И перспектива реального военного конфликта между Вашингтоном и Тегераном уже буквально висит в воздухе. Единственное, американцам, возможно, просто нужен какой-то более значимый повод для того, чтобы «расчехлить пушки» и оправдать начало военных действий.

Читайте также:
Кудрин видит себя преемником Путина?

И вряд ли, в этом смысле, можно назвать случайностью обвинение Ирана в причастности к недавней серии взрывов на танкерах в порту Фуджейра (ОАЭ). Что следует из отчета американских военных экспертов, которые были направлены для расследования инцидента. Они пришли к выводу, что Иран якобы использовал взрывные устройства для атак на нефтяные суда. Однако это все опять на уровне «хайли лайкли» — без прямых доказательств и подробностей.

Так, что, на самом деле, задумали американцы — очередную военную авантюру, или же они просто «играют мускулами»?

Сенатор Алексей Пушков считает, что Штаты готовят вторжение в Исламскую республику по иракскому сценарию:

«В 2003 вице-президент США Чейни заявил: „Пора брать Ирак“. Но так „взяли“, что потом не знали, как бросить. Сейчас роль Чейни выполняет Болтон, призывающий нанести удар по Ирану. Пентагон готов отправить на Средний Восток 120 тыс. солдат, как в своё время в Ирак. Готовится война», — так он прокомментировал ситуацию на своей странице в Twitter.

Старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института Востоковедения РАН Ирина Федорова, в свою очередь, не видит в новых угрозах со стороны Вашингтона ничего нового:

— Как и при Обаме, так и при Трампе, Штаты постоянно заявляли, что в отношении Ирана у них «на столе лежат» все варианты действий, включающие и военные. Так что, нет ничего нового в нынешних их угрозах.

Нагнетание в отношениях с Ираном со стороны Вашингтона связано с тем, что Трамп, после выхода год назад из ядерной сделки, считает необходимым заключить новое соглашение, которое бы вынудило Иран отказаться от его ракетной программы и от активных действий в регионе Ближнего и Среднего Востока. С этой целью и предпринимаются вот такие действия. Но Тегеран тоже не может не отвечать — иначе это показало бы, что Иран слаб.

И в качестве ответа он ограничил недавно свои обязательства по ряду пунктов, которые содержатся в Совместном всеобъемлющем плане действий (СВПД) по иранской ядерной программе, который гарантирует исключительно мирные цели этой программы.

Читайте также:
Налички в банкоматах Греции осталось на 2-3 дня

И в данный момент мы наблюдаем, действительно, новый виток эскалации. Штаты заявляют о наращивании военной группировки в регионе, перебрасывая на Ближний Восток все новые и новые силы. А Иран, в свою очередь, говорит, что готов уничтожить «голову США» в Персидском заливе… и т. д.

— А что, собственно, подразумевается под «головой США» в регионе, Израиль?

— Не думаю, что это Израиль. Скорее, могу предположить, что это американский контингент, который расположен в Ираке. Иран, в общем-то, может нанести по нему удар, это достаточно реально. Есть американские части и в Сирии — там Иран тоже может это сделать. И, конечно, дать какой-то ответ Израилю.

Но, я думаю, начать какие-то военные действия в отношении Израиля Иран не посмеет. Потому что понимает: атака на Израиль вызовет резкое противодействие всего международного сообщества. Тем более что Тель-Авив не предпринимает сейчас никаких действий в отношении Ирана на его территории.

Дойдет ли эта «игра мускулами» до реального военного конфликта между Тегераном и Вашингтоном? Я думаю, что нет.

— Поясните, почему?

— Какую-либо наземную операцию США в Иране я сразу исключаю, это слишком затратно и с точки зрения потерь, и с точки зрения финансовой. На это они не пойдут.

Напротив, стоит обратить внимание на то, что на фоне этого нагнетания напряженности Трамп постоянно говорит о возможностях переговоров с Ираном. Естественно, на условиях США, но такие переговоры возможны. Он даже предложил посольству Швейцарии, которое представляет интересы США в Иране, передать номер телефона, по которому руководство Ирана сможет в случае необходимости связаться с ним.

Мне кажется, здесь тоже идет определенное копирование той схемы, которую США опробовали в отношении Северной Кореи.

Мы помним, что градус взаимного неприятия там доходил тоже до критической точки. И казалось, что стороны вот-вот готовы обменяться ударами. Но потом были предложены переговоры.

Мне кажется, что нельзя исключить и такой сценарий, который президент США уже опробовал в отношении КНДР.

Читайте также:
В МИД РФ "потроллили" Яценюка

— Но ведь Трамп так и не добился от Ким Чен Ына тех уступок, на которые рассчитывал…

— Не добился. И от Ирана тоже не добьется. Но всё равно теперь все говорят, что Ким Чен Ын — хороший парень.

Трудно, конечно, судить, что в голове у президента США, но исключить это мы не можем. К тому же, Иран тоже не заинтересован в начале — в любой форме — военного конфликта. У него очень тяжелое внутреннее положение, и серьезной войны он просто не выдержит, несмотря на обещание затянуть пояса и т. д. Руководство Исламской республики это понимает.

— Не выдержит, в каком смысле? Армия Ирана считается одной из сильнейших в регионе, разве не так?

— Дело вовсе не в вооруженных силах. Не выдержит режим. Ухудшение экономического положения может стать настолько ощутимым, что внутриполитическая ситуация в Иране выйдет из-под контроля центрального правительства.

Бюджет уже по сравнению с прошлым годом уменьшился вдвое, потому что действуют нефтяные санкции. Для нефтедобывающей страны это очень серьезно. А недавно были еще введены ограничения в отношении металлургического сектора Ирана, который дает до 10% дохода бюджета. Медь, сталь и другие металлы Иран уже не может просто продавать.

Поэтому руководство страны понимает, что не только стабильность, но, возможно, в какой-то степени, само существование этого режима в случае серьезного военного конфликта окажется под угрозой.

Так что, я не исключаю, что это все прелюдия к какому-то дипломатическому диалогу. Ведь когда заключался всеобъемлющий план действий, то перед официальными договоренностями существовали коммуникационные каналы для контактов между США и Ираном. Переговоры на эту тему шли.

Соответственно, мы не можем исключать, что, несмотря на жесткий отказ официального Ирана от переговоров до возвращения США в СВПД, такие переговоры идут. И чем хуже будет ситуация в Иране, тем больше вероятностей, что эти переговоры будут иметь место.

— Но, как мы знаем, президент Ирана Хасан Роухани недавно заявил, что у европейских стран (речь идет о членах соглашения по иранской ядерной программе) есть всего 60 дней, чтобы провести переговоры с его страной. Если такие переговоры не состоятся, или их результат не устроит Тегеран, может ли руководство Ирана отказаться от выполнения условий договора?

— Теоретически, конечно, возможно, что Иран откажется еще от каких-то пунктов соглашения. Потому что те пункты, от которых он отказался, не являются кардинальными и системообразующими для этой сделки. Иран даже объяснил, от каких пунктов он может потом отказаться — но не от сделки самой, как он подчеркивает, а именно от выполнения каких-то определенных обязательств этой сделки.

Читайте также:
"Большая семерка" определилась с позицией по санкциям против РФ – евродепутат Сариуш-Вольский

— Но европейцы почти ничего не делают для сохранения обязательств перед Ираном, хотя, вроде как, и не одобряют выход Трампа из соглашения…

— Что касается позиции Европы, то позиция эта достаточно сложная. С одной стороны, европейские страны, безусловно, хотят проявить какую-то самостоятельность. Давление Вашингтона задевает их самолюбие и вообще подрывает авторитет Европы в мире.

Но теснейшие экономические связи Евросоюза и США (товарооборот между ними насчитывает более триллиона долларов) не могут идти в сравнение с объёмом торговли с Ираном, который составляет примерно 15−20 млрд. долларов.

Поэтому Европа хочет, с одной стороны, сохранить лицо. А, с другой стороны, не вызвать какой-то экономической, торговой войны с Соединенными Штатами.

В целом, я думаю, что Тегеран нацелен, скорее, на диалог.

В определённой степени там надеются, что выборы 2020 года в США могут привести к власти демократов, с которыми у Ирана отношения значительно лучше, и тогда, может быть, приоритеты американской политики в отношении Исламской республики будут пересмотрены. И, может быть, Иран просто хочет протянуть время до этого.

Надо сказать, в Иране уже оценили планы США относительно «120-тысячного десанта». В интервью CNN постоянный представитель Исламской республики при ООН Маджид Тахт-Раванчи назвал поступившее сообщение «психологической войной».

По его словам, что Тегеран не пытается создать конфликт в регионе, поскольку считает, что никто не получит выгоды от подобного конфликта. Постпред также отметил, что выгоду могут получить лишь «некоторые люди в Вашингтоне и несколько стран в регионе».

Понравилось
( Пока оценок нет )
Igor / автор статьи
Игорь, Главный редактор. Молодой, креативный специалист, настроенный на развитие, и верный принципам. "Воплощаю мечту создания интернет-ресурса, увлекательного для всех поколений, с познавательной и актуальной информацией. "
Пожалуйста, поделитесь с друзьями:
Все самое интересное: новости, досуг и интересные факты
Добавить комментарий

:) :D :( :o 8O :? 8) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :wink: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen:
Нажимая на кнопку "Отправить", Вы соглашаетесь с Политикой обработки персональных данных.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: